[ История философии | Библиотека | Новые поступления | Энциклопедия | Карта сайта | Ссылки ]


Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Задача обучения истории

Изучая историю, мы размышляем об отношениях между историей и памятью, и перед нами возникает серьёзная проблема.

Данные два порядка, порядок памяти и порядок истории, имеют своё достоинство. Если рассматривать народ не как действие природы - вопреки тому, что можно было бы предположить, основываясь на этимологии - не только как акт Права в соответствии с Ж.Ж. Руссо (Contrat Social), становится понятным, какую важную политическую роль в этом играет коллективная память. Вот почему от обучения истории мы ожидаем, что оно служит тому, что теперь называют "долгом памяти". Другими словами, обучение включено в структуру коллективной памяти в качестве основного элемента. Справедливо или нет, но часть политиков считает, что память является средством против разрушения социальной связи, с которым мы сталкиваемся.

Нам поставлен конкретный вопрос - вопрос касательно функции школы как учреждения. Наделена ли школа обязанностью формировать то, что сейчас называют "общей культурой", выражение достаточно опасное, которое не сильно отличается от "создания идеологического формата"? Или напротив, должна ли она обучать и в ходе обучения развивать критическую рациональность? Чтобы объяснить, я бы хотел привести два примера, свидетельствующие, на мой взгляд, о проблемах, с которыми мы сталкиваемся.

Первый пример: Вопрос античного гражданства. Относится к программе истории пятого класса средней школы, рассматривается в программе по гражданскому, правовому и социальному воспитанию (ECJS), обсуждается в выпускных классах, при заинтересованности работой Аристотеля Politiques (Политики). Можно рассматривать этот вопрос аналогично тому, как он рассматривается в многочисленных справочниках по истории, и как Национальный центр педагогической документации (CNDP) предлагает его рассмотреть в программе по гражданскому, правовому и социальному воспитанию, принимая во внимание ограничения афинской демократии: исключение женщин и чужаков, рабства и т.д. Основываясь на этом, без труда можно доказать, что наша современная демократия намного превосходит упомянутую античную демократию, которая допускала самые худшие проявления неравенства и дискриминации. Представим схематически. Данная линия является общей линией данной работы и опубликованных ранее материалов. Аналогично тому, как формируется память, память, которая прославляет настоящее как прогресс на фоне смутного прошлого. Я сожалею, но история не создаётся таким образом. "Не включены в контекст" политические институты, сравниваемые с идеальной нормой, - политическое и гражданское равенство мужчин и женщин в возрасте как минимум 30 лет в нашей стране. Следовательно, мы "потеряны" в идеологии, идеологии, наполненной добрыми чувствами, идеологии, цели которой я бы мог разделить, но всё-таки идеологии. Или, с исторической точки зрения, труднее объяснить то, что действительно представляет собой проблему, - это греческое исключение, это требовательная концепция Республики как правление равных, гражданства как государства тех, кто поочередно являются управляющими или управляемыми. Это то, что Гегель называет "ложным цветком" афинской демократии. Для "гражданского" формирования ученика, не является ли намного важнее научиться "смещать центр" за горизонт, расположенный близко к "общественному мнению", чтобы наконец научиться размышлять?

Второй пример: Нацизм и искоренение масС. То, что называют "долгом памяти" - это, главным образом, память концентрационного лагеря (истребления евреев и цыган) и категорический императив, который из этого вытекает: "никогда больше". Намерения пока ещё добрые. Но создаётся неожиданный результат, неожиданный как минимум для того, кто надеется найти в истории дополнение к рациональности. Нацизм стал для наших учеников старшей школы воплощением абсолютного непостижимого зла. Вся история XX века поглощена в этой черной дыре и стала театром теней, который исключает, вопреки тому, что можно было бы подумать, всякое политическое или гражданское размышление. Эти два термина являются эквивалентами. Как был возможен нацизм? Неразрешимая загадка. Что нужно думать о немецкой революции 1918-1919 гг.? Что нужно думать о версальском договоре? Там, где размышление о прошлом считается просвещением умов и которое их разоружает. Однако нетрудно заметить, что XX век был "веком лагерей". Не составит труда показать, каким образом великое побоище Первой мировой войны стало решающим моментом привыкания людей к жестокости. Но красивое сооружение абсолютного зла рушится, поскольку Первая мировая война была делом цивилизованных государств, правовых государств, а не варваров и монстров...

Не будем больше на этом останавливаться. На мой взгляд, совершенно очевидно, каким образом такое заблуждение памяти, как "долг памяти", основанный на категорическом императиве нашей политической системы, а также школьной системы, приводит к ужасным результатам. Мы хотим воспитать граждан. Но мы только приучаем школьников к добрым чувствам, неглубоким, в то время как в силу привычки к объективности формируется свободная мысль, а значит - критическая мысль.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://sokratlib.ru/ "SokratLib.ru: Книги по философии"